Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:15 

покупайте новый выпуск "друга народа"

Annun
Still a man hears what he wants to hear and disregards the rest
извините, кто давно и так все понял, опять на ту же тему, но очень уж хорошо сказано:

Сейчас будет немного самоочевидного бубнежа. Почти все обсуждение Pussy Riot завязано на том, что Россия еще не решила для себя вопрос, который в США начали решать в 1977 в году (когда левые правозащитники из ACLU внезапно выступили за право неонацистов маршировать в Скоки) и решили в 1988 (когда Верховный суд позволил журналу Hustler напечатать пародию на рекламу Campari, в которой евангелист Джерри Фалвелл "вспоминает свой первый раз" - с собственной мамой, в клозете). То, что вопрос этот решен навсегда, подтверждает провал в 2006 году, на пике бушевского ура-патриотизма, поправки к Конституции, запретившей бы сжигать американский флаг на демонстрациях. (Учитывая особенности отношений РПЦ со властью, содеянное Pussy Riot в американской системе координат находится где-то между вторым и третьим примером). Здесь же вполне вменяемые люди все еще могут писать "То, что сделали Pussy Riot, отвратительно! Пусть сидят", и впрямь не замечая логической пропасти между первой фразой и второй. К сожалению, это солипсическое схлопывание дистанции между чувствами и реальностью замечается повсеместно - даже в самом зале суда, где защита, вместо того, чтобы монотонно задавать всем свидетелям один и тот же вопрос ("Возбудили ли подсудимые, согласно статье 282, лично в вас ненависть к православию? Нет? Давайдосвидания"), вместо этого зачем-то пытается их троллить про христианское милосердие и, прости господи, современное искусство. Милосердие, ценности, чувства, вкус, качество, жанр, актуальность, политика, - все это не имеет ровно никакого отношения к происходящему. Обсуждать вообще нечего. В России любят рассматривать "политкорректность", что бы этот термин ни значил, как форму трусости или по крайней мере мягкости. Вот теперь на примере Pussy Riot все могут прочувствовать, сколько мужества на самом деле требуется - насколько нужно повзрослеть - чтобы защитить чье-то право делать что-то лично тебе отвратительное.
(c)
(via)

Ну а про себя я уже где-то говорила - что мне у них *все* нравится. Мне вообще близка идея гражданского неповиновения - еще с детского восхищения "непротивлением злу силой", Махатмой Ганди с его соляными маршами, более недавнего - Мартином Лютером Кингом - когда люди сознательно и не применяя насилия идут на нарушение закона из идейных соображений (а неудачный - на чей-то взгляд - выбор формы никак не аннулирует для меня исключительно верной направленности их месседжа). Так что, увы, в полной мере оценить, сколько данная ситуация требует от других силы и честности, я не могу.

А что политкорректность - толерантность - нельзя понимать отрицательно, как бездействие, равнодушие и попустительство всему, что тебя не касается лично; и напротив, следует понимать как сознательное (и - да, требующее большой интеллектуальной смелости) разделение личной и публичной границ, как принципиальную позицию "есть вещи, которые я никак не могу одобрить, но право на которые я признаю за любым человеком с его свободной волей, которую я не стремлюсь поработить своей, и так и должен поступать каждый, и за этим я буду следить" - ну, об этом только ленивый не писал.

@темы: схема переустройства мира

URL
Комментарии
2012-08-17 в 18:49 

Verit
a blue guitar, a set of stars, or those exactly who they are
Я сейчас лично столкнулась с человеком, которому хочется (то есть мне хочется для человека) процитировать последнее предложение тут. ) *сдерживается пока* При том не религиозные, там, чувства задевает, а просто что-то эстетическое и проч. (Ну и "задолбало, что везде" тоже.)
мне нужен работающий интернет и ты, сейчас же, чтобы вместе посетовать D:

   

Меня забыли спросить

главная